Про коронавирус

Актау

1 мкр. Больничный городок, здание 6

«Развитие болезни похоже на сход лавины»

24.08.2018

«Развитие болезни похоже на сход лавины», - хирург-эндоскопист SOFIEMED Роллан Елеусинов.

«Каждая маленькая проблема лишь до определенного момента остаётся таковой, если её не решать. Развитие болезни похоже на сход лавины – заболевание одного органа может нанести ущерб другому органу, образуя цепную реакцию. Поэтому лучшей «страховкой» в таком случае является ранняя диагностика» - хирург-эндоскопист SOFIEMED Роллан Елеусинов.

Рада поприветствовать Вас, доктор! Мне кажется, что требуется огромная самоотверженность для поступления в медицинский ВУЗ. Какова Ваша история? Это была детская мечта или стечение обстоятельств?

Р.Е.: Нет, это не было «любовью с первого взгляда», скорее, так сложились жизненные обстоятельства. Сначала я окончил медколледж здесь, в Актау, после поступил сразу на второй курс Западно-Казахстанского государственного медицинского университета им. Марата Оспанова в г.Актюбинске. Затем последовала интернатура по хирургии, и в то же время родилась мечта – стать первоклассным хирургом. Мне повезло, так как в Актюбинске я был «взят под крыло» моим наставником, профессионалом своего дела, который вложил в меня все основы хирургии и эндоскопии и задал мне вектор движения – Жайыком Аяпбергеновым.

Недавно видела видео с процедуры эндоскопии под Вашим руководством. Вы вытащили из бронха иглу размером 4см. Часто сталкиваетесь с подобными находками?

Р.Е.: На своей практике я сталкивался с разными…находками. Работая ещё в Актюбинске, мы часто имели дело с перевозчиками – людьми, которые перевозят в себе через границу наркотические вещества в маленьких пакетиках, чаще всего из таких вот «живых контейнеров» безразрезным методом колоноскопии мы вытаскивали героин. Тогда наша работа строилась на базе БСМП (бесплатной медицинской помощи), которая считалась экстренной службой больницы. К нам приводили заключенных, которые намеренно проглатывали острые предметы – иглы, ножи и лезвия – чтобы их прооперировали, и они какое-то время могли почувствовать себя на свободе. Это неприглядная правда жизни, но от неё никуда не деться. Работая медиком, сталкиваешься с разными ситуациями. Так что иголки из людей я вытаскиваю не в первый раз, также часто сталкиваюсь с застрявшими рыбными костями, преимущественно осетровыми, они очень острые и представляют собой наибольшую опасность.

А что касается того случая с иголкой? Как себя чувствует пациент?

Р.Е.: С пациентом всё в порядке. Главная сложность была в том, что игла начала «гулять» в бронхах, результаты предварительной КТ (компьютерной томографии) показывали, что игла находится в левом бронхе, а рентген – в правом. Ещё в этом деле важно не допустить последующего инфицирования средостении (части грудной полости, ограниченной спереди грудиной, сзади - позвоночником) из-за оставленных острым предметом повреждений.

То есть, после «эпопеи» с извлечением инородного тела человеку просто так нельзя взять и пойти домой?

Р.Е.: Нет, мы никогда сразу не отпускаем таких пациентов домой, им приходится еще пару дней провести в нашем обществе (смеётся). Дело в том, что стенки слизистой очень тонкие, а увидеть место разрыва практически невозможно, особенно от таких «коварных» предметов как кость или игла. Вот такие маленькие дырочки и представляют собой особую опасность, и в 90% случаев могут привести к летальному исходу. Ни в коем случае нельзя «проморгать» этот период за пару дней после извлечения инородного тела, так как в это время может начаться острый воспалительный процесс. Человек будет кушать и пить, все эти пищевые массы будут раздражать слизистую, она будет воспаляться, а через дня два-три этот процесс достигнет своего апогея. Поэтому, чтобы избежать тяжелых последствий, сразу после извлечения мы ставим человеку назогастральный зонд и вводим через него антибиотики широкого спектра, через эту же трубку человек получает питание. Всё это время мы наблюдаем за динамикой его восстановления, следим за состоянием температуры, изменениями в лейкоцитозе, проводим КТ – все эти мероприятия необходимы, чтобы избежать страшных и необратимых последствий, так что всё не так просто.

Исходя из Ваших рассказов, наверное, часто приходится иметь дело с детьми? Там же процесс попадания в рот всего, что под руку попалось, вообще, практически, не контролируем!

Р.Е.: Дети – это вообще отдельная категория пациентов, требующая особо тщательного и профессионального подхода. В этом случае мы работаем только с применением анестезии и мощных гастроскопов, кстати, единственных в своем роде в Актау.  Работать без анестезии с ребенком –нереально.

Эндоскопия также используется как метод диагностики. Является ли проблемой для Вас работать с человеческим страхом узнать всё о своих скрытых болезнях?

Р.Е.: Любой врач сам по себе должен быть психологом. Пациенты попадаются разные. Далеко не каждый человек захочет предоставить на обозрение врачу всю правду о том, как часто он, к примеру, ходит в уборную. А наша работа обязывает задавать именно такие вопросы. Нам приходится каждый раз пробивать этот барьер, объяснять и показывать человеку, к чему может привести самолечение и умалчивание своих проблем. Особенно тяжело обстоят дела с теми, у кого в наследственности есть риск онкологии. Ко мне три месяца ходила женщина лет 40-ка, у которой в анамнезе было указано, что её брат и отец скончались из-за рака кишечника. Ей было страшно провериться, и за это нельзя судить. В итоге, мы всё-таки провели процедуру колоноскопии, обнаружили два доброкачественных полипа и успешно их удалили, потому как оставлять пусть даже доброкачественные образования нельзя. В 75% случаев есть большая вероятность того, что они перейдут в разряд злокачественных из-за того, что через кишечник каждый день проходят каловые массы, раздражая и воспаляя слизистую. К нам часто обращаются пациенты с запущенной степенью онкологии – II и III. Почему так происходит? Да потому, что образования в желудке и кишечнике никак себя не проявляют, ведь в нём нет болевых рецепторов, он не может дать сигнал тревоги. Только язва даёт ярко выраженную симптоматику, так как затрагивает мышечный слой. В случае с той женщиной всё обошлось успешно, но сколько таких людей, которые знают свои наследственные предрасположенности, но молчат?!

А какие внешние обстоятельства могут влиять на здоровье Ваших пациентов? Если взять, к примеру, наш регион?

Р.Е.: Я родился и вырос в Актау, поэтому как никто другой знаю и понимаю, откуда берутся проблемы со здоровьем у жителей нашего региона. У нас в семье, к примеру, раз в два месяца меняются фильтры на всех кранах в квартире, потому что качество воды здесь оставляет желать лучшего, а покупать каждый раз бутилированную не всем позволительно. Свою лепту также вносит употребление жирной пищи и малоподвижный образ жизни – город маленький, а машин много. Ну, и самая распространенная ошибка, свойственная абсолютно всем людям, не только нашим землякам – это самолечение и какие-то «космические» диеты, которые только усугубляют состояние желудочно-кишечного тракта.

Получается, что Вы всегда работаете в «одной связке» с врачом-гастроэнтерологом?

Р.Е.: Да, но не только с ним. Эндоскопия очень тесно перекликается с хирургией и проктологией. С хирургами мы даже работаем по квоте на устранение грыжи пищеводного отверстия и диафрагмы. SOFIEMED оборудована по последнему слову техники. Благодаря такой аппаратуре мы можем верно установить диагноз, записать фото и видео с процедуры и одномоментно удалить новообразование или устранить проктологические проблемы – геморрой, анальные трещины и т.д.  Также за один «присест» мы можем сразу посмотреть желудок, кишечник и лёгкие. Эта процедура по времени занимает в среднем от 10 до 20 минут, а сколько времени и нервов помогает сэкономить в будущем!

Спасибо Вам, доктор, что «разложили по полочкам» такие важные и, на первый взгляд, сложные эндоскопические вопросы! Скажите, пожалуйста, пару слов в заключение для наших читателей?

Р.Е.: Наш организм – «крепкий малый», но не стоит испытывать его терпение. Так что берегите себя, цените то, что имеете и, конечно, радуйтесь каждому прожитому дню, ведь его не вернуть!

 

 

 

 

 

Записаться на приём / Воспользоваться предложением

Опрос:

Откуда Вы узнали о клинике "SOFIE MEDGROUP"?






Наши специалисты

Павлова Илона Валерьевна

Старшая медицинская сестра отделения Физиотерапии

Баркалая Нино Вахтанговна

Врач – Стоматолог

Жаксымбетова Шарипа Нуревна

Невропатолог (детский), стаж: 40 лет.

Яна Александровна Потапова

старший ренгент-лаборант

Азан Маржан Токтарбаевна

врач-офтальмолог хирургического профиля

Кайрат Умирзакович Рахимов

Травматолог-ортопед

Асенова Лейла Рахимгалиевна

Реабилитолог высшей категории

Жанбай Камила Бахытовна

Оториноларинголог (взрослый, детский), сурдолог

Бесимбаев Коныс Еламанович

Врач хирург высшей категории, онколог, торакальный хирург

Ихсанова Гульфира Съезовна

массажист отделения Дневного стационара с реабилитацией

Байжанулы Кастер

интервенционный эндоваскулярный хирург

Джумагалиев Галим Бисекенович

Заведующий отделом Экстренной медицинской помощи

Мухаметов Ержан Полатович

Кардиолог-реабилитолог

Мухаметов Аймет Полатович

главный врач, анестезиолог-реаниматолог

Алиев Аян Ермаханович

Травматолог высшей категории

Галымжан Кулымбаев

офтальмо-хирург